One of the main viagra online advantages of the online pharmacies viagra online without prescription is a possibility of buying viagra without prescription medicines without prescription viagra online of the doctor. buy viagra However, there are medications viagra the sale of which cialis is controlled by the cialis government and presence viagra of the prescription is obligatory. cialis Rx online pharmacy offers medical viagra online products without viagra prescription but cialis at the same time viagra online they may give you a prescription.
09-7929046
  
  

Пожертвования

Сделав пожертвование в Америке, Вы можете получить налоговую скидку. Обратитесь к Шмуэлю Сакету по тел. 516-295-3222, 516-330-4922 или напишите по адресу: shmuel@manhigut.org Из других стран Вы можете прислать пожертвование чеком по адресу:
Manhigut Yehudit,
POB 301,
Ginot Shomron 44853,
Israel.
Обязательно укажите обратный адрес для получения квитанции. 
Пожертвование через интернет: https://fd7.formdesk.com/my/donate.jewishisrael.org
Большое спасибо!

Суккот у рава Шерки

О поездке Фейглина в Америку

Еженедельные новости


добавить удалить

Песах символизирует путь к свободе

Новые статьи и интервью  Фейглина читайте в Фэйсбуке Фейглина на русском языке https://www.facebook.com/MFeiglin.ru 

 

31 декабря - праймериз в Ликуде. Предвыборный сайт Фейглина http://ru.mflikud.co.il/

I. Вступительная часть

II. Политическая программа

III. "Проблемы", которые может повлечь за собой реализация программы, и их решение

IV. Статус арабов в ЕША (Иудее, Самарии, Газе)

V. Заключение

 

"Охрана права еврейского народа на Землю Израиля как вечного права, не подлежащего сомнению, удержание поселений и планомерное развитие всех частей Земли Израиля, распространение на них государственного суверенитета Израиля"
Устав Ликуда, часть 2: Цели

"Для евреев главное – создать суверенное еврейское государство.
Для арабов главное – препятствовать установлению еврейского
суверенитета над какой бы то ни было частью Палестины
"
Эрнст Бевин, министр иностранных дел Британии,
февраль 1947 г. (в связи с решением правительства Британии
передать вопрос о подмандатной Палестине в ООН).

1. Почему именно сейчас, во время второй войны в Персидском заливе, необходимо обозначить вехи государственной политики.

    Еще до начала войны с Ираком американцы, британцы (и испанцы) разъясняли важность "израильского аспекта" этой войны.

    Если Израиль окажется в центре конфликта между арабским исламским террором с одной стороны и США с Западом с другой, то Запад попытается сбить направленную против него волну мусульманской ненависти, пожертвовав Израилем.

    Со стороны США такая тактика определяется, в основном, приоритетом (в общем-то, легитимным) национальных интересов перед любыми другими. Что касается Европы, то это сочетание корыстных интересов и явно выраженного антисемитизма. При этом ясно, что чем бы ни закончилась война, на Израиль будет оказано внешнее давление, дабы принудить его к далеко идущим уступкам арабам. Прецедентом служит история первой Войны в Заливе в 1991 году. Когда началась эта война, Израиль находился в завершающей стадии первой интифады. Арабское насилие выдохлось, ЦАХАЛ и все израильское общество научились справляться с камнеметанием арабских подростков (мы тогда сталкивались только с камнеметателям), устанавливалось относительное затишье. Арабам территорий надоело насилие и та высокая цена, которую им приходилось платить за него. Арафат тогда сам загнал себя в угол. Его публичная поддержка Саддама привела к изоляции "раиса" в Тунисе, арабы Иудеи и Самарии не имели с ним связи. Он не имел даже возможности содержать своих ветеранов-бандитов в Тунисе, США не пускали его и на порог, даже Йоси Сарид тогда сказал об Арафате: "Пусть он еще поищет меня".

    Но сразу после окончания той войны на Шамира, который возглавлял тогда ликудовское правительство, было оказано сильное внешнее давление с целью продвинуть "политический процесс". Это давление привело к Мадридской конференции, усилению левых, приходу к власти Рабина, соглашениям Осло - продолжение известно всем. Неспособность национального лагеря предложить политическое решение, альтернативное решению левых, как израильских, так и зарубежных, привела к параличу нашего лагеря. (1) В результате действительность была вывернута наизнанку.

    Израильтяне привезли разгромленного Арафата в Страну Израиля как "спасителя" и начали финансировать его самого и его самую большую в мире террористическую организацию, обосновавшуюся в сердце Земли Израиля.

    Прошло десять лет, а урок до сих пор не извлечен. Арафат снова находится в тяжелом положении. Нынешние политические руководители, как и все прошлые правые руководители, не справляются с возникающими проблемами. Они предпочитают обманывать самих себя и утешаться тем, что возможности Арафата ограничены и США признают необходимость его замены.

    Но прошлая война помогла Арафату выбраться и из более тяжелого положения. Теперь Арафат уже находится на территории Страны Израиля и фактически является главой палестинского государства. Международное давление на США сильнее, чем было тогда, и в их интересах дать арабам больше, чем после той войны.

    Из всего этого следует сделать вывод: никакие трюки, подобные назначению альтернативного главы палестинского правительства и изоляции Арафата, не помогут. Сразу же после окончания войны, а возможно, и раньше, на Израиль будет оказан очень сильный нажим, чтобы заставить его пойти на новые уступки Арафату и его убийцам. Шарон уже поспособствовал этому нажиму, когда сообщил о своей готовности на создание палестинского государства и принятии плана "Дорожная карта" Буша. Шарон думал (по крайней мере, нам хотелось бы в это верить), что, обуславливая возможные уступки заменой Арафата, он избежит необходимости расплачиваться. У Шамира тоже были условия, условия созыва Мадридской конференции: "без Арафата и без палестинского государства". Так что прецедент есть: никакие выставляемые нами условия не предотвратят сильное иностранное давление и реализацию самых тяжелых для Израиля планов без каких-либо уступок со стороны Арафата.

    Если мы не выйдем сейчас с ясной политической альтернативой, то, несомненно, нас заставят проглотить то, что приготовят для нас израильские и иностранные левые. И кроме кровавой цены, которую мы за это заплатим, национальный лагерь еще и потеряет власть, как это случилось и в прошлом, когда он стал проводить политику левых.

    На первый взгляд кажется, что сделанного не вернешь и катастрофический процесс уже не остановить. Но вот о чем следует помнить: процесс, ложный в своей основе, должен развалиться при столкновении с действительностью. Воплощение в жизнь настоящей политической программы, основанной на идеологических ценностях национального лагеря, сократит период созревания этого фурункула и даст нам в руки инструмент для действия, когда "Дорожная карта" займет причитающееся ей место в мусорном баке Истории, рядом с десятками подобных ей нежизнеспособных программ.

    2. Стратегическая цель и промежуточные тактические цели.

    Есть ли у нас такая программа?

    Ответ – несомненно, есть. Но прежде, чем мы предложим ее читателю, давайте определим для себя две отправные точки, без которых невозможна никакая программа:

    Какова стратегическая цель национального лагеря

    Каких тактических результатов должна параллельно добиться наша программа.

    Почему это так важно?

    Как ни странно, до сих пор национальный лагерь не определил для себя четко свои стратегические цели, вследствие чего никогда не мог предложить политическую программу и последовательно ее придерживаться. Если мы не определим, к чему мы хотим прийти, мы никогда не сможем объяснить, как нужно действовать.

    Определение стратегической цели – это не определение границ государства или статуса арабов: и то, и другое – частные вопросы политической программы. Определение стратегической цели не отвечает на вопрос, как мы должны жить здесь, оно отвечает на вопрос, зачем мы должны жить здесь.

    До сего дня национальным лагерем были предложены государственные программы лишь на тактическом уровне, избегающие ответов на основные стратегические вопросы. Результатом, в конечном счете, стало то, что все программы правого лагеря были прокомментированы с точки зрения общих стратегических целей левых, и на деле способствовали их реализации.

    Какую же стратегическую цель преследуют левые? О чем они мечтают?

    Цель левого лагеря – создание "государства всех граждан" на основе западных ценностей либерализма, лишенное всякого привкуса исконных еврейских ценностей. Писательница Дорит Равиньян в интервью Первому каналу (через год после убийства Рабина) выразила это так: "Соглашение Осло для меня – средство забыть, что ты еврей, что ты преследуем… Цель соглашения Осло для меня – забыть, что мы евреи". Можно сказать, что стратегическая цель левого лагеря – стереть и забыть еврейскую самоидентификацию путем создания государства в таком духе.

    Все тактические решения актуальных проблем, перед которыми встает израильское общество, предлагаются левыми исходя из их стратегической цели. Только так можно объяснить полное отсутствие логики, на первый взгляд, в некоторых их программах (например, постройка "разделительного забора"). Левый лагерь приносит в жертву все, чтобы только воплотить в жизнь свою мечту – стереть еврейский облик государства Израиль. И самое страшное для него – это наше возвращение к танахическим границам, удержание так называемых "территорий" именно с идеологических позиций. Только так можно объяснить их тотальное противодействие любому шагу, направленному к увеличению еврейского присутствия в Самарии и Иудее, притом, что на арабских землях в других местах они спокойно располагают свои "киббуцы".

    Значит ли это, что левые лгут, говоря, что вся их цель – достижение мира? Вовсе нет. Левые хотят мира точно так же, как хотят его все граждане страны. Но из-за того, что в восприятии левых "правильная" действительность – это положение, когда евреев нет в Иудее и Самарии, с их точки зрения невозможно добиться мира иначе, чем отказавшись от Иудеи и Самарии. Мы тоже желаем мира, но для нас неприемлемо решение проблемы, противоречащее нашей стратегической цели. И вследствие того, что наша цель – справедливая и реальная, а не иллюзорная, тактические шаги, которые мы предложим, будут реальными, выполнимыми и целесообразными.

    Объективный, казалось бы, подход, предлагающий решения, не связанные со стратегическими целями, подобен попытке запустить компьютерную программу без операционной системы. Человек функционирует как личность только на базе своей культуры, на базе системы мировоззрения. Только четкая стратегическая цель может дать конкретные практические решения насущных проблем. Без нее все попытки таких решений нежизнеспособны.

    Так какова же, если так, стратегическая цель национального лагеря? Эта цель – создать еврейское государство, вернув государственную независимость именно еврейскому народу, изгнанному из своей земли после разрушения Храма, дать возможность вернуться на родину еврейской диаспоре, создать условия для развития нашей исконной культуры и, наконец, создать образцовое общество на основе исконных еврейских ценностей, которое станет примером и знаменем для всего человечества.

    Мы не пытаемся уничтожить наше еврейское лицо; напротив – мы акцентируем нашу национальную самоидентификацию и развиваем ее. Поэтому мы никак не можем отступиться от танахических земель, связывающих нас с нашими корнями, более того – мы сделаем все, чтобы удержать их.

    3. Самая насущная проблема и ее тактическое решение.

    К нашей стратегической цели (Еврейское государство) невозможно двигаться не решив острейших современных проблем. Если мы будем понимать, что решение нынешних проблем – это только тактическая задача, то мы можем быть уверены, что не собьемся с курса и не станем воплощать в жизнь стратегическую цель левых.

    Такой насущной проблемой сегодня является террор. То есть, война, которую арабы, живущие на Земле Израиля, ведут против Государства Израиль. У нас есть и другие острые проблемы – экономика, воспитание, взаимоотношения религии и государства и т.д. Однако представляется, что именно интифада породила или, по крайней мере, сильно обострила значительную часть этих проблем. Проблем много. Положение в области экономики надо улучшать, но все согласны, что главная причина нынешнего кризиса - это интифада. Она усиливает и другие отрицательные явления - преступность, наркоманию, дефицит пресной воды, загрязнение почвенных вод, потерю рабочих мест, увеличение срока резервистских сборов и др. Интифада - это не только проблема безопасности. Ее разрешение улучшило бы положение не только в области экономики, но и во многих других областях.

    Как наша политическая программа предлагает решать тактическую задачу борьбы с террором? "Недостаточно бороться с террором", - заявляют левые, - "надо бороться с его причинами, осушить болото, на котором он произрастает". Они совершенно правы. Реализация хорошей программы должна искоренить причины, по которым арабы считают целесообразным вести с нами войну. Необходимо четко установить эти причины эти причины.

    4. Мотивация террора – надежда, а не отчаяние!

    Что является причиной арабского террора, заставляя их воевать с нами? Левые заявляют, что арабов побуждает к этому отчаяние: "Им нечего терять, поэтому они идут на теракты-самоубийства". До сих пор никто не пытался всерьез спорить с этой аргументацией. Мы принимали как нечто само собой разумеющееся базовые положения идеологии левых, согласно которым отчаяние арабов проистекает из-за отсутствия национальной независимости и наличия материальной нужды. Если им предоставить возможность национального самоопределения и улучшить условия жизни, утверждает левый лагерь, у них появится надежда и стремление воевать затухнет.

    Однако это утверждение не выдерживает проверки действительностью. До подписания соглашений Осло не было такого явления, как террорист-самоубийца. Именно эти соглашения, тотальные уступки и порожденные ими надежды привели к появлению этого феномена.

    У израильских арабов никогда не было никакой специфической национальной самоидентификации. Не было и нет никакого палестинского народа. Никогда не существовало никакого палестинского государства. Нет никакого различия между арабами Шхема и арабами Дамаска - ни культурного, ни языкового, ни религиозного, ни бытового. До появления сионистов в Стране Израиля у здешних арабов не было никакого стремления к национальной независимости. И даже после появления сионистов они стали выражать свои претензии на "национальную независимость" только по отношению к тем территориям, где селились евреи. Национальное арабское движение сосредоточивало свои усилия исключительно на тех частях Страны Израиля, где удалось закрепиться евреям. Остальная территория Палестины арабов не интересовала. Война за Независимость разразилась не из-за Иудеи и Самарии, не из-за Иерусалима, не из-за "права на возвращение" арабов. Все это арабам предоставлялось автоматически. Главари национального движения арабов Страны Израиля начали войну с единственной целью - предотвратить создание евреями собственного государства на клочке земли даже меньшем, чем территория внутри "зеленой черты". Заметим в скобках, что на этом клочке земли, выделенном для евреев ООН, арабов почти не было.

    В Иудее, Самарии и секторе Газа, которые захватили иорданская и египетская армии, местное арабское население никакого стремления к независимости не проявляло. Созданная перед Шестидневной войной Организация Освобождения Палестины сосредоточила все свои национальные претензии на территорию, где евреи удержались после Войны за Независимость. Но вот чудо! После Шестидневной войны, после освобождения силами ЦАХАЛа Иудеи, Самарии, сектора Газа и Иерусалима, все изменилось. Теперь "похищенной сионистами исторической родиной" стала не приморская равнина, а цепь Иудейских гор. Почему? Потому, что там теперь появились евреи. (К слову сказать, на всех официальных картах и на всех символах палестинской администрации арабская Палестина включает в себя всю территорию государства Израиль, в том числе и Тель-Авив).

    Очевидно, что мотивация арабов не имеет ничего общего с позитивной национальной мотивацией. Нет у них желания вернуться на "родину", чтобы реализовать свое "палестинство". Как только какая-нибудь арабская армия - иорданская, иракская, египетская, сирийская - захватывает часть территории Страны Израиля, оттуда моментально улетучивается палестинский национализм. Мотивация арабов Страны Израиля имеет исключительно негативный характер - они просто не хотят, чтобы мы, евреи, находились здесь.

    Процитированное в начале статьи высказывание Бевина остается справедливым и сегодня. Нежным западным ушам слова Бевина представляются неприятно дисгармоничными, а ведь его трудно заподозрить в излишней любви к евреям. Но реальность именно такова.

    Если мотивация арабов негативна, это значит, что она питается не отчаянием, а наоборот – надеждой. Арабы не отчаиваются из-за того, что чего-то недополучили (это "что-то" еще недавно было в их руках). Они полны надежды реализовать свою цель - изгнать евреев со всей территории Страны Израиля.

    Нетрудно заметить, что как только евреи идут на уступки в своих национальных правах на Страну Израиля, возрастает арабская мотивация к насилию. Пока мы не признали "палестинский народ" с его "легитимным правом создать собственное государство" на Земле Израиля и не стали изо всех сил содействовать ему в реализации этого "права", мы не сталкивались с феноменом террористов-самоубийц. Культивирование надежды на наше исчезновение из Страны Израиля порождает арабское насилие. Только лишение их этой надежды приведет к концу насилия.

    II. Политическая программа

    1. Основные принципы программы.

                Этих принципов три.

    Релевантность. Наша ближайшая цель – лишь разрешить самую болезненную на сегодняшний день проблему, проблему террора. Эта политическая программа, с одной стороны, не обещает золотые горы в виде немедленного и абсолютного мира, что совершенно нереально, с другой стороны – она не предполагает незамедлительно воплотить в жизнь мессианские пророчества.

    Применимость. Довольно просто воплотить в жизнь эту программу в одностороннем порядке, без необходимости в сотрудничестве внешних сил.

    Понимание того, что террором движет надежда (как было объяснено выше).

    2. Официальное включение в состав государства Израиль территорий Иудеи, Самарии и Газы и их ускоренное заселение.

    Прошло тридцать шесть лет с того времени, как мы освободили в Шестидневной войне сердце нашей страны. С той поры каждый день нашей нерешительности в провозглашении полного суверенитета Израиля над территорией Иудеи, Самарии и Газы, каждый день отказа приложить максимальные усилия для развития и заселения этих территорий увеличивал надежды наших врагов. Каждый раз, когда замораживалась поселенческая деятельность, поощрялись арабские убийцы. Каждый раз, когда ущемлялись поселения или ликвидировались форпосты, это провоцировало арабский террор. Реакция наших врагов естественна: если вследствие арабского террора еврейское присутствие на Земле Израиля слабеет, то убийство евреев приобретает дополнительный смысл.

    Альтернативная программа национального лагеря должна указывать не путь борьбы с арабским отчаянием, а путь борьбы с арабскими надеждами. Если их надежда – изгнать нас отсюда, покончить с ней можно только одним способом: декларацией нашего непререкаемого намерения удержать за собой всю территорию Земли Израиля. С уничтожением этой надежды автоматически будет покончено с террором.

    3. Истоки программы: Еврейская традиция.

                Множество раз подчеркивает Тора Израиля, что эта земля принадлежит евреям.

                Наша верность Земле Израиля опирается на еврейскую веру и на тысячелетнюю культуру нашего народа, расцветшую на холмах этой земли. Мы вернулись сюда и создали государство только в заслугу этой верности на протяжении всех долгих лет изгнания. Нам велено Всевышним овладеть этой землей, не отдавать ее никакому другому народу и не оставлять ее пустынной.

    4. Обоснование программы: Устав Ликуда.

                Как это ни удивительно, основа этой программы изложена в четкой и однозначной форме в официальном Уставе Ликуда – правящей партии государства Израиль. Во второй главе Устава, определяющей цели партии, записано: "Охрана права еврейского народа на Землю Израиля как вечного права, не подлежащего сомнению, удержание поселений и планомерное развитие всех частей Земли Израиля, распространение на них государственного суверенитета Израиля". Эта цель Ликуда, изложенная так четко в Уставе, казалась до сего дня совершенно оторванной от реальности. Никто не пытался всерьез представить ее базой для политической программы. Как можно решиться провозгласить израильский суверенитет над Иудеей, Самарией и Газой? Как противостоять внешнему давлению? Что делать с арабами? Дать им право избирать Кнессет? И вообще, "логика" говорит, что террор только усилится, если мы пойдем на столь "одиозный" шаг. Дополнительное противостояние любому предложению из этой области приходит, как ни странно, со стороны другой крайности – от ярых приверженцев трансфера, которые не желают принимать никакие идеи, сохраняющие, на первый взгляд, арабское присутствие в Земле Израиля.

    5. Соответствие программы международному праву.

                С той поры, как народ Израиля был изгнан со своей земли, на территории Иудеи и Самарии никогда не было никакого независимого национального государства. Отвоевав эти земли, ЦАХАЛ не захватил часть территории королевства Иордания, а освободил их из-под контроля иорданской армии. Сама Иордания признала это несколько десятков лет спустя.

                "Британский мандат" в Земле Израиля был установлен международным сообществом, чтобы создать национальный дом для еврейского народа на всей территории этой земли, по обе стороны от Иордана. До сего дня это решение служит законодательной основой для статуса Земли Израиля с точки зрения международного права. Если бы Израиль этого хотел, он с легкостью мог бы отвергнуть все претензии об "оккупации" арабов Иудеи, Самарии  и  Газы.

    6. Соответствие программы естественному ходу событий и отсутствие жизнеспособных альтернативных вариантов.

    Да, над всеми этими вопросами нужно и должно работать, и далее мы вкратце поясним как. Но прежде, чем мы приступим к разрешению вопросов, порождаемых идеей распространения израильского суверенитета на территории ЕША, мы должны понять, что у нас просто нет другого выхода. Понятно, было бы хорошо, если бы еврейский народ вернулся на свою землю только под влиянием чувства исторической обязанности претворить в жизнь нашу национальную цель, выполняя повеление Б-га: "Потомству твоему дал Я эту землю". Но ирония судьбы состоит в том, что у нас просто не остается возможности уклониться от этого повеления. Невозможно убежать от арабского террора. Если мы побежим от нее внутрь "зеленой линии" (то есть, за строящийся "разделительный забор"), то он будет преследовать нас вплоть до морского побережья. Мы должны преследовать террор, искоренить питающие его иллюзии, выбросив их за Иордан. Провозглашение израильского суверенитета и усиление поселенческой деятельности в Иудее, Самарии и Газе будет ясным сигналом арабам - у вас нет никакого шанса сбросить нас в море. Этот сигнал развеет их надежды и утихомирит весь регион. Единственное альтернативное этому решение - добровольная самоликвидация государства Израиль. Уже сегодня ЦАХАЛ вернулся и занял большую часть территории Иудеи, Самарии и Газы - не из-за преданности Земле Израиля, а просто потому, что нет другого выхода. Историческая динамика просто навязывает Землю Израиля народу Израиля. Чем больше мы будем содействовать этой динамике, тем меньше крови прольется.

    III. "Проблемы", которые может повлечь за собой реализация программы, и их решение

                Как разрешить возникающие проблемы? Что нам делать с арабами? С американским и другим внешним давлением? Как мы поступим, если террор усилится?

                Прежде всего мы должны понять, что ради нашей родины нужно быть готовыми на жертвы. Все решения поднятых вопросов, которые мы предложим в этом разделе, ничего не стоят без готовности идти на жертвы.

    1. Временное усиление террора.

    С началом реализации нашей программы террор на короткое время, возможно, даже усилится. Как при лечении болезни - сначала боль даже сильнее. Но это будет закат арабского насилия. Мотивация террора будет подавлена. Террору неоткуда будет черпать силы, и он затихнет. На стадии временного усиления террора силам ЦАХАЛа будет предоставлена возможность жесткого реагирования. Террористические районы будут освобождены от бандитов и их пособников для еврейского заселения - так, как делали киббуцники "ХаШомер ХаЦаир" и поселенцы из рядов сионистов-социалистов. Как только арабы поймут, что евреи останутся в Стране Израиля навсегда, террор полностью исчезнет.

    Понятно, что вместе с этим нужно решать и проблему юридической активности Верховного Суда (БАГАЦ). Временно этот вопрос может быть решен путем введения чрезвычайного положения, однако детальное рассмотрение всех аспектов данной проблемы относятся к отдельной программе, которая должна реализовываться параллельно. Обсуждение такой программы выходит за рамки настоящей статьи.

    2. Международное давление.

    Более трудная проблема – это устоять перед американским и другим внешним давлением, которое возникнет при реализации нашей программы. Предвидится как экономическое, так и военное давление. Экономическое давление будет осуществляться в двух плоскостях: отмена американской помощи и экономический бойкот со стороны европейских и некоторых других стран.

    Политическое давление. К политическому давлению, такому как осуждающие резолюции ООН, отзыв послов и тому подобное, нам не привыкать. Это не очень приятно тем, кто работает в сфере международных отношений, но это, в принципе, не так уж страшно. Израиль должен взвесить целесообразность своего членства и финансового участия в работе международных организаций, от которых он не получает никакой пользы, а только потоки выливаемой на нас грязи. Так или иначе – понятно, что решительное израильское руководство, ставящее во главу угла национальные интересы, способно выдержать давление такого типа, как было не раз доказано в прошлом. Опыт показывает, что постфактум, после потока безудержной антиизраильской пропаганды, западный мир оказывается нам благодарен за наведение порядка в регионе. Ближневосточные проблемы мешают всем, и не будет неожиданностью, если сильный Израиль, являющийся мощным сдерживающим фактором арабской экспансии, удостоится в перспективе не только признательности, но и тихого сотрудничества международного сообщества.

    Американская "помощь". Израиль уже давно должен был отказаться от американской помощи, как по экономическим соображениям, так и по соображениям безопасности. Эта помощь составляет порядка одного процента бюджета на гражданские нужды и порядка полутора процентов на военные. США оказывают военную помощь не только Израилю. Из шести долларов, которые тратят США на военную помощь странам Ближнего Востока, только один доллар достается Израилю. Все остальное идет Саудовской Аравии, Египту, Иордании и другим. Сегодня наиболее опасный враг Израиля - это египетская армия, оснащенная современным американским оружием. У сирийцев, которые не получают американской помощи, есть лишь устаревшее советское оружие, и в данное время они не представляют для нас стратегической угрозы. Из соображений безопасности Израиль должен публично потребовать прекращения иностранной военной помощи государствам Ближнего Востока. Американский налогоплательщик это требование поддержит, военной промышленности США оно понравится меньше. Что касается гражданской помощи американцев (порядка одного процента бюджета), то мы должны смириться с ее потерей, и мы в состоянии сделать это. Мы не получали эту помощь до Шестидневной войны. Не нужна она нам и сейчас.

    Любопытно проследить увеличение уровня помощи при приобретении Израилем новых территорий и превращении его таким образом в более выгодного стратегического партнера. До Шестидневной войны мы не получали ни цента. В период между Шестидневной войной и уходом из Синая помощь все время возрастала. После ухода помощь сократилась. Американская помощь - это действенное средство продвижения американских, а не израильских интересов.

    Экономический бойкот. Разумеется, сложной проблемой является экономический бойкот. Может даже показаться, что он удушит израильскую промышленность. Ответ на этот вызов должен быть дифференцированным. Несомненно, найдутся страны, которые будут призывать к полному бойкоту Израиля. Можно предвидеть, что это причинит материальный ущерб. Однако экономические соображения всегда важнее политических. Бельгия уже призвала к бойкоту Израиля Европейским рынком, а Франция не спешит последовать ее примеру. Почему? Французы больше любят нас? Ясно, что нет. Просто они больше продают нам. Израильтянам нравится ездить на "Пежо", "Рено" и "Ситроене", и французы не хотят потерять серьезный рынок. А бельгийцы продают нам совсем немного и могут спокойно источать призывы к бойкоту. Израиль импортирует из Европы в три раза больше, чем экспортирует в Европу. Возможно, с чисто экономической точки зрения Израилю предпочтительнее по собственной инициативе расторгнуть соглашение с Единым европейским рынком. Нельзя допустить, чтобы экономические отношения влияли на политику и висели над нами, как дамоклов меч.

    Мы считаем, что если и будет объявлен бойкот, то он останется, в основном, декларативным. Израиль - страна, имеющая экономический вес. Израильский национальный продукт превосходит национальный продукт всех вместе взятых соседних стран. А там, где есть продукт и есть покупатель, в той или другой форме всегда возникает торговля. Нашу экономику ослабляет интифада. А в мире принято быстро забывать собственные громогласные декларации и вступать в тесные контакты с теми, кто обладает силой. Если мы будем сильными, то не станем исключением.

    Международное военное вмешательство. Что делать с военной коалицией, которая под эгидой ООН может выступить против нас, чтобы "спасти палестинцев"?             Стоит вспомнить, что международная коалиция не может ничего сделать без американцев. А американский конгресс на сегодняшний день – гораздо более "сионистский", чем израильский парламент. Высказывания Тома Дилея, лидера республиканского большинства, гораздо более категоричны, чем выступления депутатов Мафдаля или Ихуд Леуми. Ведущие лидеры республиканцев высказывались даже в пользу трансфера, тем более им должна понравиться эта программа, если ее должным образом преподать.

    Но даже если мы не станем принимать во внимание политическую ситуацию в США - тот, кто сравнивает Израиль с Ираком или Косово, не понимает механизмов мирового порядка. Почему США атаковали Ирак, а не более близкий к обладанию ядерным оружием Иран? Почему США не атакуют уже, по-видимому, обладающую ядерным оружием Северную Корею? Разве Иран и Северная Корея проводят более нравственную политику, чем Ирак? Разумеется, нет. Просто Ирак представлялся наиболее легкой мишенью, да и его лидер играл на руку американцам. Ни одному западному государству даже не придет в голову на самом деле предпринять военную акцию против страны, обладающей таким оружием (конвенциональным и неконвенциональным), каким обладает Израиль. Опасения "крестового похода" против нас абсолютно беспочвенны, да у нас и нет другого выхода - уступками нельзя ни пресечь стремление арабов уничтожить нас, ни заглушить европейский антисемитизм. Цель усилий арабов по нейтрализации израильского ядерного оружия и организации международной инспекции израильских вооружений очевидна - лишенный средств военного сдерживания, Израиль не сможет противостоять иностранному вмешательству. Такое вмешательство, несомненно, санкционирует "мир" с палестинцами, и приведет к уничтожению евреев арабами, на что "просвещенный" Запад будет снисходительно смотреть сквозь пальцы. Таким образом, именно из опасения иностранного вмешательства следует принять нашу программу.

    IV. Статус арабов в ЕША (Иудее, Самарии, Газе)

    Это, по-видимому, самый сложный вопрос. Когда левые задают этот вопрос, единственная цель, которую они преследуют - это задушить любую инициативу по провозглашению израильского суверенитета над ЙЕША. "Невозможно провозгласить суверенитет и не дать арабам гражданства. Вы хотите потерять еврейское большинство в Кнессете?!" - спрашивают левые "праведники"…

    1. Все люди имеют права человека, далеко не все обладают гражданскими правами.

    Можно только изумляться тому, как успешно левые, контролирующие израильское общественное сознание, внедряют представления, далекие от реальности. Порядка миллиона бывших израильтян проживают сейчас в США. Большинство из них не являются американскими гражданами и находятся там, поскольку имеют "грин кард". Они обладают всеми правами человека. Никто не может причинить им моральный или материальный ущерб. Но права участвовать в выборах у них нет. Надо различать понятия права человека и права гражданина . Права человека - это то, чем обладает индивидуум, сотворенный по образу и подобию Б-га. Эти права неоспоримы, и никто не может покуситься на них. Но не каждый человек обладает правами гражданина, и, понятно, не каждому человеку мы обязаны их предоставить.

    Мы можем привести еще множество примеров, как решаются подобные вопросы в современных демократических режимах. Несколько миллионов турок многие годы проживают в Германии, не имея избирательного права. Человек, который не родился швейцарцем, никогда не сможет получить швейцарского гражданства, а тот, кто не родился в США, никогда не сможет стать американским президентом, каким бы достойным гражданином США он ни был.

    И в Израиле уже есть прецедент того, как свободное демократическое государство может самостоятельно решать, кому давать гражданство, а кому нет. Такое решение успешно реализовано в восточном Иерусалиме. Арабы восточной части города имеют израильские удостоверения личности, но не обладают правом избирать Кнессет.

    2. Право на независимое государство надо "честно заслужить".

    Право на национальное государственное самоопределение было признано после Первой мировой войны как развитие идей, возникших в 19 веке. Страны-победительницы попытались решить мировые проблемы созданием для каждой народности собственного государства. Таким образом появились государства с развитой национальной культурой и государства, такой культурой не обладающие и не способные к самостоятельному суверенному существованию. Африканские племена, дикари аравийской пустыни вдруг стали обладателями собственных "государств". Естественно, что это привело лишь к разрушению их традиционного образа жизни, страданиям и крови.

    Национальное государство - это не право индивидуума , это результат коллективного стремления. Обладает ли определенная группа правом на национальное государство? Прежде всего, эта группа должна соответствовать определению нации - не каждое племя удовлетворяет этому требованию. Но даже если требование выполняется, то необходимо, чтобы нация обладала хотя бы минимальной культурой общежития. Европейские государства формировались из городов-государств и кочевых племен в течение тысячелетия.

    Следует осознать, что государство - это привилегия, и ее надо заслужить. Мы, разумеется, не обязаны создавать государство для арабов Земли Израиля. Но ирония состоит в том, что они на самом деле вовсе и не стремятся к таковому. Ни арабы Страны Израиля, ни арабы "арабских стран" не чувствуют никакой потребности в отдельном государстве и всеобщем избирательном праве. Арабская культура вообще не приемлет этих понятий. Египтяне, сирийцы, иорданцы считают себя просто арабами, народные массы рассматривают государственные границы не более чем результат политических игр местных князьков.

    3. Статус "постоянного жителя".

                "Для меня голубое удостоверение личности – не удостоверение личности, а вид на жительство". Так определил член парламента Азми Бишара свое отношение к израильскому гражданству. Цель нашей программы – всего лишь утвердить это заявление.

    Каким будет статус арабов Иудеи, Самарии и Газы после провозглашения суверенитета Израиля над этой территорией? Это будет статус постоянного жителя, что-то вроде американской "гринкард". У арабов Иудеи, Самарии и Газы будут удостоверения жителей. Если житель докажет свою верность еврейскому государству, предоставившему ему гостеприимство, и признает суверенитет евреев над Страной Израиля, то он сможет без всяких ограничений строить здесь свою личную жизнь в местах компактного проживания арабов.

    Если такой житель захочет переселиться в другую часть Израиля, ему понадобится специальное разрешение властей с определенными условиями. Нарушение этих условий повлечет за собой лишение вида на жительство.

    Важно отметить, что предлагаемое нами решение не предоставляет "жителям" право пользования израильской системой социального страхования. Арабы будут платить все государственные налоги, кроме налога на социальное обеспечение, и соответственно не будут получать это обеспечение. Им будет предоставлена возможность организовывать свою общинную жизнь самостоятельно и строить систему страхования в соответствии со своими традициями.

    Что же касается "национального самоопределения", то желающие могут найти его в арабских государствах. Израиль будет поощрять эмиграцию арабов в арабские страны и, возможно, даже помогать им в этом. Кроме того, будет вестись жесткий контроль, призванный выявить людей, незаконно проживающих на территории Израиля, и таким людям будет предложено покинуть пределы страны. Государство будет следить за выполнением закона о двоеженстве, и нарушители этого закона и их потомки будут лишены вида на жительство. Земли, захваченные незаконно, будут возвращены государству, и построенные на них дома будут разрушены или конфискованы для общественных нужд.

    4. Почему не трансфер?

    Давайте вспомним, какую проблему призвана решить наша программа. Она решает не глобальную проблему - восстановление еврейского суверенитета над всей Землей Израиля, а лишь тактическую: ликвидацию террора. С этой задачей она должна справиться, одновременно приближая нас к стратегическим целям. Прав будет тот, кто заметит, что в исторических рамках проживание огромной массы арабов по обе стороны "зеленой черты" подорвет еврейский характер государства в силу естественного увеличения их численности, даже при отсутствии у них избирательного права. Однако не это стоит сейчас на повестке дня. Осуществить трансфер на данный момент не представляется возможным, а даже если бы это и удалось, это не решило бы более актуальной на данный момент проблемы террора (как мы уже убедились, арабские террористы неплохо справляются не только с пересечением границ, но и с пересечением океанов). Наша же программа, лишая арабов надежды на осуществление целей террора, лишает их тем самым мотивации к продолжению террора , убивая дракона в его логове. Решая "горящую" тактическую проблему, эта программа приближает нас и к решению стратегических задач, которые у нас общие со сторонниками трансфера, и на этом этапе мы вполне можем плодотворно сотрудничать. Более того - в отличие от "трансферистов", которые, предложив невыполнимое на данный момент решение, сидят сложа руки и ждут избавления свыше, мы предлагаем начать действовать в имеющихся условиях с целью это избавление приблизить. Арабы останутся пока здесь, но Земля Израиля будет в наших руках. Это не альтернатива трансферу, а реальное решение "горящей" проблемы.

    В исторической перспективе необходимо совершится эмиграция арабов из Эрец Исраэль, и, по всей видимости, наступит момент, когда этот шаг осуществится, по доброй воле или по необходимости. Программа, которую мы выдвигаем, не только предлагает реальное решение проблемы, являющейся наиболее болезненной на данный момент, но и подготавливает почву для последующих этапов, когда Земля Израиля будет давать силы своим сыновьям и исторгнет со своей территории врагов.

    V. Заключение

    Любое политическое решение основывается на мировоззрении. Истинная цель решений в стиле "разделительного забора" - это не обеспечение безопасности, а ликвидация еврейских поселений и бегство из Иудеи, Самарии и Газы. Результатом таких решений будет лишь ужасающий подъем террора.

    И мы, предлагая наше решение, опираемся на определенное мировоззрение. Мы верим, что народ Израиля вернулся после длительного изгнания на свою землю, чтобы выполнить свою историческую миссию. Мы считаем мир не самоцелью, а средством для достижения истинной цели. Мы честно заявляем, что даже если бы программы левых вели к миру, мы были бы против них. Но реальность такова, что единственный путь достижения спокойствия и безопасности (а в будущем, возможно, и мира) это путь тех, кто верен Земле Израиля. Путь, определяемый вечной целью народа Израиля.

    Если Ликуд сохранит верность ценностям национального лагеря, он продолжит и далее лидировать в народном сознании и останется у руля. Ликуд является выразителем определенного мировоззрения, и в преддверии усиления давления он должен иметь четкую программу действий, основанную на этом мировоззрении. Мы просто не имеем права больше идти на поводу у левых. Пришло время перейти от разговоров к действию. Даже если наша программа не сразу удостоится поддержки широкой общественности, только она в конце концов сможет быть принята и реализована. Единственное, что требуется при этом от нас – не испугаться и взять на себя ответственность.

    Перевод Б. Новака, Ш. Бродской

 

Видео-интервью

Программный фильм

М. Фейглин на 9 канале

Интервью на RTVI

. © 2003 All rights reserved.
Design by Alexander Labunets

ケイトスペード

コーチ アウトレット

ニューバランス 人気